?

Log in

No account? Create an account
Скорбящий под Солнцем

Могілкі Беларусі

Кладбища Беларуси

Previous Entry Share Next Entry
Кладбище и родовая часовня-усыпальница Слизней в д. Друтьковщизна.
Несвиж
dmitrij_kr wrote in by_mohilki
Деревня Друтьковщизна Несвижского района имеет необычную планировку из двух параллельных частей, лежащих друг от друга на расстоянии метров 800 и соединённых дорогой, идущей через поле. Так получилось, потому что раньше одной из этих частей (северной) не было вовсе, а на её месте находилась усадьба шляхетского рода Слизней, служивших в Великом княжестве Литовском на протяжении более трёх столетий. Как раз на середине расстояния, разделяющего две современные части деревни, от асфальтовой дороги отходит небольшая дорожка на старое кладбище. Здесь в середине 19 века была построена фамильная часовня-усыпальница рода Слизней, которая позже «обросла» и другими могилами.



Когда-то старейшая часть кладбища в Друтьковщизне была красиво и надёжно укрыта старыми деревьями. Но сегодня уже всё не так, по кладбищу пронёсся бессмысленный и беспощадный вихрь колхозного «благоустройства», после которого абсолютно все деревья были с него полностью выпилены. Конечно, там хватало ненужных деревьев, с которыми стоило бы это сделать, однако там были и добротные, благородные экземпляры, посаженные ещё теми, кто закладывал это кладбище, и которые простояли бы ещё сотню лет. А сегодня разрушенная советскими и современными белорусскими вандалами часовня и старые могилы стоят на лысом пространстве, открытые солнцу, ветрам и осадкам, что только усугубляет их дальнейшее разрушение. Кроме того, современная белорусская цивилизация ещё не дошла до стадии развития, в которой наступает понимание того, что «благоустройство» - это не просто вырубить под корень все деревья, попутно разворотив всё, что находится вокруг них. Это ещё и обустройство вслед за этим пространства под вырубленными деревьями. Если ранее, например, на кладбище в Друтьковщизне было относительно немного густого и жёсткого кустарника, то теперь, после того, как ему открылся доступ к солнцу, он буйно пошёл в рост. В результате этого, старые могилы теперь зарастают ещё более плотно сиренью и шиповником, бороться с которыми будет ещё тяжелее, чем с несколькими деревьями.


Фотография К. Шестовского

На фото выше можно увидеть разрушенную часовню-усыпальницу Слизней в новом «благоустроенном» окружающем пространстве. А когда-то она даже в таком плачевном состоянии потрясающе смотрелась тени вековых деревьев.



Часовня была квадратная в плане, и с каждой её стороны находились двухколонные портики.



В одном из них с восточной стороны было устроено красивое высокое крыльцо, а три других были просто декоративными террасами.



С противоположной стороны был отдельный вход в подземный склеп.



Внутри часовни в двух алтарных углах размещалось по саркофагу. Сегодня они, естественно, разбиты, но это сущая мелочь, по сравнению с тем, что в часовне в принципе провалился кирпичный пол, он же – потолок подземного склепа.



Никаких следов останков покойников или гробов – только разбитые кирпичи.



Над разбитыми саркофагами на стене можно заметить следы от некогда висевших здесь табличек или неких фамильных хоругвей Слизней.



Часовня была построена Оттоном Слизнем, филаретом, повстанцем 1831 года, другом Игнатия Домейко, Томаша Зана и Яна Борщевского. Наверняка, здесь в 1887 году он сам и был похоронен. Здесь же, скорее всего, было последнее пристанище двух его жён, Казимиры и Людвики, возможно, также его братьев, кого-то из детей или племянников. Сегодня сложно об этом гадать, в то время как все надгробные таблички были уничтожены, а семья Слизней была весьма многочисленной.



Далеко не всё сохранилось и из надгробий Слизней за пределами часовни. Вот это надгробие сестры Оттона Слизня Софии находилось на кладбище в Друтьковщизне ещё в середине 2000-х годов. Но сегодня героическими силами процветающего белорусского народа оно вынесено оттуда явно на металлолом.


фотография К. Шестовского

София Слизень вышла замуж за владельца имения Рудавка под Несвижем Михала Корбута. На старом кладбище в Рудавке можно найти могилу одной из их дочерей Саломеи. Её надгробие каменное, и потому пока ещё целое.
Теперь о сохранившихся до недавнего времени могилах.



Владислав Слизень (1815 - 1888) заслуженный офицер флота Российской империи, капитан-лейтенант, владелец имения Бартники километрах в 15 от Друтьковщизны, герой романтических легенд, достойных особого рассказа. Советские люди, конечно же, не пощадили его памятник, но, к счастью, сегодня его можно хотя бы приставить к постаменту.



Аделия Слизень (1845 - 1912), одна из дочерей Оттона Слизня, оставшаяся незамужней.



А вот, в свою очередь, могила так и не успевшего жениться инженера-технолога Мечислава Слизня (1852-1887), одного из племянников Оттона.



У могилы прекрасная готическая кованая ограда.



Элеонора из Куницких Слизень (1866 – 1917), жена сына Оттона Слизня, владельца Друтьковщизны, врача Яна-Томаша Слизня. Сестра основателей польского национального социалистического движения Станислава, Рышарда Павла и Софии Куницких.



Отец Элеоноры и тесть Яна-Томаша Чеслав Куницкий (1829 – 1909), повстанец 1863 года и также врач. Похоронен именно здесь, хотя был выходцем из Польши.





Ян Слизень (1891 – 1912), один из сыновей Яна-Томаша, за свою недолгую 22-летнюю жизнь успел заслужить себе лишь гордый титул «Polonus» - поляк. Также нельзя не отметить интересный модернистский стиль оформления его могилы, а также то, что гордые дети белорусского народа стремились подкопаться даже под её железобетонное основание.



Станислав Петрашкевич (1846 - 1894), муж дочери Оттона Слизня Марии Юзефы. Возможно, он был из тех шляхтичей Петрашкевичей, что владели усадьбой Лесуны к востоку от Несвижа.



А это их сын Владик (1887 - 1892). Скорее всего, этот сын был единственным…





Андрей и Владислав Щуки – представители местной небольшой шляхты. Сегодня их потомки живут в Польше и рассказывают, что по семейным легендам Щуки часто ходили на обеды в дом Слизней в Друтьковщизне.







Могилы рода Пекарских, которые формально считались крестьянами, но один вид их памятников говорит о том, что они были шляхтой, которая в 19 веке не смогла доказать своё происхождение властям России. Юзеф Пекарский, чей памятник на одном из снимков, в 1880 году приобрёл у Оттона Слизня большой участок земли в Друтьковщизне и так хотя бы морально утвердил свою семью в числе шляхтичей-землевладельцев.





Впрочем, даже семьям из крестьян при «проклятых панах» жилось неплохо, вот, например, надгробия простой крестьянской семьи Циприана и Михалины Михновичей в 19 веке не намного уступают надгробиям Слизней.



А вот памятники этой же семьи из 20 века. Крайний справа памятник поставлен в 1929 году, то есть при «поляках-угнетателях», а те, что дальше, уже советские. Наглядно виден неуклонный рост благосостояния крестьян.



Зато советская власть дала возможность жителям Друтьковщизны быть убитыми в Афганистане. Вот когда ещё 20-летний парень из этой деревни мог бы быть застреленным в афганских горах? – То-то же…